Северин Моран
Я вот порой упрекаю себя и жалуюсь себе, да и другим, что у меня в жизни, мол, ничего не происходит. Потому что я не люблю ходить по кафе-ресторанам, и у меня плохо работает радар на культурные и развлекательные события в городе. Выходных у меня особо нет последний год - я либо учусь, либо работаю, один свободный день весьма тупорыло расположен где-то в середине недели, и его я трачу обычно либо на диплом/курсовую/домашку, либо на лежание в кровати, потому что не только культурная жизнь моя страдает от немного монотонной и безрезультатной занятости, но и также духовное Я. У меня есть хорошая традиция иногда устраивать День Страдания. Он как один больничный, или месячные, его можно к месячным приплюсовывать, как иногда свопадают государственные праздники с субботой и воскресеньем, но лучше всего, когда он наступает внезапно, когда ты его не ожидаешь. Весь недельный план работы, конечно, тогда уже идет в жопу, потому что все дела, запланированные на этот день, встают на паузу. Никакого диплома. Никакого кино. Никакого похода на почту. Только апатия и разглядывание обоев. Я не жалуюсь, вовсе нет. Мне очень даже нравится эта деятельность - можно поразмышлять о всяком, сходить потоптать снег и попялиться в небо.
Вот, но сейчас я сижу на кровати и думаю: что-то я завралась, и если у меня каждую неделю не падает пьяный друг с крыши и я не разъезжаю по миру и не встречаюсь с 1102934 мальчиками и 34934 девочками, это не значит, что в жизни ничего не происходит. Я ведь читаю книжки и даже постоянно что-то с кем-то обсуждаю, помимо ток-шоу и кино про Ирландию, в смысле. Я могу рассказать о своей подруге, котрую я считаю героем, у него довольно интересная история жизни, и вообще, она выдающийся человек. Могу рассказать о том, как меня предали, как я влюбилась в кусок льда, у меня даже есть пара страшных таких признаний о неких вещах, за которые меня вполне можно возненавидеть навсегда.
Я всегда считала, что духовный мир, оставаясь невидимым, намного важнее и богаче физического, но мне всегда казалось, что я этим себя успокаиваю и пытаюсь как-то компенсировать бессобытийность моей жизни, но сейчас я понимаю, что, может быть, она не самая интересная и не наполнена приключениями, достойными пера Ньюмана, а все же, будучи мной, заскучать трудно. Впасть в депрессию - легко, а вот клинически скучать, я думаю, выйдет реже.

И я еще хотела немного сама с собой поговорить о своих путешествиях, так как вечер воспоминаний, но чего-то мне пока лень. Да и больно это. Я в таких прекрасных местах была, что иногда, когда разговариваюсь об этом, начинаю плакать. Норвегия и Чехия, например, вызывают во мне самые нежные чувства. Вернуться туда хочется просто неимоверно сильно.